Правда для Гарри

Everybody in the Room

Автор: Tavalya_Ra  (clearbluedelphia@yahoo.com)

Перевод: Saint-Olga (saint-olga@yandex.ru)

Бета перевода: Helga (sonar@umail.ru)

Rating:   PG-13

Pairing:  Северус Снейп/Сириус Блэк.

Summary: короткий юмористический сиквел к ЛН ГП. Цитата: «Поиграем в «правду или вызов». Только без «вызова».

Disclaimer: Этот рассказ основан на событиях и персонажах, созданных и принадлежащих Дж.К.Роулинг, различным издательствам, включая Bloomsbury Books, Scholastic Books, Raincoast Books и др., а также Warner Bros., Inc. 

Законы об авторских правах и торговой марке соблюдены, денег я на этом не делаю. Роулинг – богиня; спасибо ей от всей души за то, что она написала.

От автора: Действие рассказа происходит примерно через месяц после эпилога «Любовного напитка ГП», и поэтому в нем есть ссылки и намеки (много ссылок и намеков) на события той истории. Но это не сиквел, просто милое слэш-безумие, связанное с ЛН ГП. Однако вряд ли этот рассказ понравится тем моим читателям, которые не любят слэш (а такие есть, я знаю).

Разрешение автора на публикацию перевода получено

Если вы хотите разместить перевод у себя на сайте, свяжитесь, пожалуйста, со мной.

 

 

-         Знаешь, если Северус узнает, что мы сделали, он нас убьет, – сказал Ремус Люпин, не отрывая ласковых карих глаз от большого графина с прозрачной жидкостью.

-         Знаю, – ответил Гарри Поттер, широко улыбнувшись. В его зелёных глазах прыгали веселые огоньки.

Он отошел от стола, окинув взглядом кухню домика на побережье, который  они делили с Сириусом Блэком и Северусом Снейпом. Под потолком клубились густые облака пара. Почти все охранные заклятья, наложенные Северусом на его личный шкаф с запасами зелий и ингредиентов к ним, были сняты Ремусом.

-         Ну и ладно, – Ремус достал из шкафа несколько пузатых флаконов. – Давай-ка разольем это дело по бутылкам и спрячем подальше, пока Сев…

-         И что вы тут замышляете у нас за спиной? –  поинтересовался веселый голос.

Оба слегка вздрогнули и обернулись. В дверях стоял Сириус, в плавках и синей мантии нараспашку. В волосах полно песка, а прическа как никогда смахивала на мокрую щетку-поломойку. На его руку опирался завернутый в черную пляжную мантию и напоминающий вытащенную из воды крысу Северус.

-         Ну-у, – взяв себя в руки, протянул Ремус, – мы не предполагали, что вы так скоро вернетесь…

Сириус неопределенно повел плечом:

-         Хитрозмей  напоролся на медузу.

Северус откинул с лица прядь мокрых, но не ставших от того менее сальными волос, и сверкнул глазами:

-         Я же просил не называть меня так.

-         Ты теперь Мародёр, а Мародёры всегда так делают, – ответил Сириус, целуя его в лоб.

Северус нахмурился, отпустил его руку и сел за стол, а Сириус попытался соорудить им что-нибудь перекусить. Ремус и Гарри обменялись вопросительными взглядами. Странно, Гарри обнаружил, что может общаться с Ремусом без слов, только глазами. Они быстро решили составить компанию Северусу за столом: если не обращать на графин внимания, его никто не заметит, а потом они его уберут.

-         Ну, кому чего? – спросил Сириус. В руке он держал банан, и Гарри, поймав себя на мысли, что это очень двусмысленно выглядит, немедленно себя отругал.

-         Стакан воды, если не трудно, – ответил Северус. Он повернулся к Ремусу и Гарри,  в глубоких чёрных глазах подозрение. – Чем вы занимались?

-         Трахались, – обыденно произнес Ремус.

Гарри бросил на него очень многозначительный взгляд. Северус хмыкнул:

-         Ну да.

Поставив перед ним стакан воды, Сириус огорченно покачал головой:

-         Ремус, я плохо влияю на твое чувство юмора.

-         Это точно, – подтвердил Северус. – Твоё счастье, что я знаю, что ты пошутил. Иначе я бы подал на тебя в суд.

Он мог. Он был официальным опекуном Гарри, а Гарри оставалось еще несколько недель до дня рождения, когда ему исполнится шестнадцать, и по британским законам он будет считаться совершеннолетним. Не то чтобы Гарри стал бы заниматься этим с Ремусом. Даже одна мысль казалась какой-то… странной? Нет, не то слово. Но для подобных ситуаций на самом деле очень трудно подобрать слова.

И почему Гарри вообще думал об таких вещах? Может, нахватался этого от Сириуса и Северуса? Странная пара. Странная с большой буквы «С».

Северус сделал большой глоток и вдруг удивлённо уставился на стакан. Брови его сошлись над переносицей:

-         Это не вода.

Взгляд Гарри немедленно метнулся к графину на разделочном столе. Так и есть: жидкости в нем стало меньше.

«О нет… мы покойники …»

-         Гарри, – прошипел Северус.

Гарри повернулся к Северусу. По выражению его лица он понял, что Мастер Зелий сложил два и два.

-         Что вы сварили? – холодно вопросил он.

-         Я? – изобразил оскорблённую невинность Гарри. – С чего ты взял…

-         Это Веритасерум, – обреченно выдавил Ремус.

В глазах Северуса застыл лед. На секунду Гарри показалось, что сейчас он испепелит оборотня взглядом.

-         Веритасерум? – недоверчиво повторил Сириус. – Как вы смогли сварить Веритасерум? Это же ужасно сложно…

-         Они приготовили слабую разновидность. Полагаю, не обошлось без «Самых Сильных Снадобий»? – сообщил Северус прокурорским тоном.

Гарри нервно хихикнул. Ремус робко улыбнулся.

-         Что это значит? – не понял Сириус. – Что делает эта слабая разновидность?

-         Это значит, – процедил сквозь стиснутые зубы Северус, – что хотя я и не начну тут же выкладывать все свои тайны, но, скорее всего, буду высказывать все, что думаю, и отвечу на любой вопрос, который будет мне задан. Все это я говорю исключительно потому, что ты меня спросил.

Глаза Сириуса разгорелись:

-         Ты серьезно? Ты ответишь на любой вопрос?

-         Разумеется, я серьезно! В ближайшие три часа я не способен лгать!

-         Любой?

-         Да.

Сириус ухмыльнулся. Северуса передернуло.

-         Пожалуйста, не надо, – взмолился он. – Я проглотил, а ты нет. Ты мне должен!

-         Прогло… – начал Гарри, но оба тут же рявкнули:

-         НЕ СПРАШИВАЙ!

-         Вот это уже зря, – негромко заметил Ремус, ёрзая на стуле.

На лице Северуса сменяли друг друга все возможные оттенки красного. Щеки Сириуса ярко порозовели, но, тем не менее, он повернулся к Снейпу и спросил:

-         Мне всегда было интересно… Тебе нравится, когда я кусаю тебя за нос?

-         Да, – простонал Северус. – Я же просил быть милосердным…

-         Я подумал, это значит – не задавать вопросов о Пожирателях Смерти. А про нашу интимную жизнь можно!

-         Да, но в их присутствии! – возмутился Северус, указывая на Ремуса и Гарри.

-         А почему бы и нет? Это так забавно.

-         Бродяга, это жестоко, – полушутя, полусерьезно сказал Ремус.

-         Согласен! – поспешил заявить Северус. – Почему один я должен раскрывать секреты?

Сириус задумался, закусив губу. Внезапно он резко отодвинул от стола стул вместе с Северусом и подхватил Мастера Зелий на руки. Северус пискнул, протестуя, и принялся молотить кулаками плечо Сириуса.

-         Поставь меня на землю! – крикнул он. – Какого тролля ты делаешь?

-         Идём, – скомандовал остальным Сириус, направляясь из кухни в гостиную.

Следуя за ним, Ремус спросил:

-         Сириус, что ты задумал?

-         Поиграем в «правда или вызов». Только без «вызова».

-         Ты шутишь! – Северус начал отчаянно брыкаться. – Ты шутишь… да отпусти же меня!

Гостиная была просторнее, чем кухня. Сквозь окна в потолке струились солнечные лучи, освещая камин, большой диван и несколько кресел. В середине комнаты на натёртом до блеска паркетном полу лежал ковер, на который Сириус бережно опустил Северуса, а затем уселся сам. Гарри и Ремус присоединились к ним, образовав круг.

-         Отлично, – сказал Сириус. Он по-турецки скрестил ноги и принял важный вид. – Во-первых, правила. Все могут задавать вопросы, и все должны на них отвечать, включая того, кто спрашивал. Нельзя спрашивать о Пожирателях Смерти, Волдеморте и прочей гадости в этом роде. В общем, ничего, что могло бы заинтересовать Министерство Магии.

-         Тогда ни слова о нашей сексуальной жизни, – заметил Северус. – Уверен, Министерству Магии интересно будет узнать, с кем спит беглый узник Азкабана.

Сириус коротко взглянул на него:

-         Ладно, тогда ничего, что может заинтересовать Министерство Магии, кроме меня.

Ремус наклонился к Гарри и прошептал:

-         Вот увидишь, минут через десять вся эта затея выйдет Сириусу боком.

-         Через пять.

Сириус прочистил горло:

-         Итак, кто первый?

Вызвался Северус:

-         Кто считает, что Сириус ведёт себя как осел?

-         Я, – одновременно выпалили Ремус и Гарри.

-         Спасибо, ребята, – буркнул Сириус. – Я вас тоже люблю. Может, начнем с чего-нибудь попроще? Например… Ваш любимый цвет?

-         Синий, – ответил Ремус.

-         Красный, – вторил ему Гарри.

-         Чёрный, – промолвил Северус. Никто не удивился.

Сириус внимательно посмотрел в глаза Северуса.

-         Чёрный, – сказал он. – Как оникс.

-         Опять разводишь сантименты, – фыркнул Северус, ласково отталкивая Сириуса. Тот засмеялся.

-         Ладно, еще один вопрос, чтобы плавно перейти к более серьёзным темам. Кто ваш любимый учитель в Хогвартсе?

-         Из тех, кто сейчас преподаёт? – уточнил Гарри. – Или все, что были раньше, тоже считаются?

-         Считаются.

-         Тогда – Ремус, – уверенно произнес Гарри. – Лучше него у меня учителя не было.

Ремус слегка порозовел от смущения.

-         Дамблдор, – сказал он. – Он принял меня в школу и всё устроил, чтобы я мог учиться. И МакГонагалл. Потому что всё поняла.

-         А не потому ли, что тебе лучше всех давался её предмет? – усмехнулся Сириус. – Хотя странно было бы, если бы ты не блистал на Трансфигурациях.

Ремус только улыбнулся.

-         Ну, это ежу понятно, – Сириус кивнул на Северуса. – Не считая его… Не сказал бы, что мне кто-то особенно нравился. Пусть будет Флитвик. А у тебя, Северус?

-         Профессор Флум, – ответил тот.

-         Мастер Зелий? Кто бы мог подумать… – улыбнулся Сириус.

-         Как насчёт самых нелюбимых преподавателей? – спросил Северус.

Ремус и Сириус хором сказали:

-         Флум.

Северус нахмурился.

Гарри с минуту раздумывал. Год назад он без малейшего сомнения ответил бы: «Снейп», но за последние месяцы их отношения резко изменились. Помолчав, он уверенно произнес:

-         Гилдерой Локхарт.

-         О господи! – воскликнул Северус. – Этот напыщенный самодовольный кретин!

-         Он и твой самый нелюбимый учитель? – спросил Сириус.

-         Нет, – ответил Северус и помрачнел. – Аластор Хмури.

Объяснения не потребовались.

-         Кроме всего, что связано с Пожирателями Смерти, – начал Ремус, – какое  самое ужасное событие в вашей жизни? У меня – когда меня укусили… и первое превращение…

Гарри задумался.

-         Не знаю. Наверное… Наверное, когда на квиддичном матче с Хаффлпаффом появились дементоры… но это связано с Пожирателями Смерти.

-         Дементоры… – глухо повторил Сириус. – Самое страшное мое воспоминание – когда они почти поцеловали… – Он закрыл глаза и содрогнулся.

-         В моей жизни все связано с Пожирателями Смерти, – так же глухо произнес Северус. – Разве что… Когда я был в Визжащей Хижине. И меня едва не убил Ремус.

Ремус опустил голову.

-         Прости. Я никогда не говорил…

-         Ты был ни при чём, – ответил Северус. – Ты не должен отвечать за  чужие поступки.

Воцарилась тишина. Наконец Гарри спросил:

-         А если бы можно было упоминать Пожирателей, тогда какое событие вы бы назвали?

Ремус пробормотал:

-         Когда Лили и Джеймс…

-         Март этого года… – начал Сириус.

Северус сказал:

-         Афродилус.

Все замолчали. В комнате потемнело. Пытаясь ослабить напряжение, Гарри спросил:

-         А какое у вас самое счастливое воспоминание?

-         Когда Сириус и Джеймс впервые превратились в животных, – оживился Ремус. – Тогда я понял, что больше не одинок.

Воспоминание Гарри было связано с тем же чувством:

-         Когда два года назад Сириус предложил мне жить с ним.

Сириус повернулся к Северусу и посмотрел ему в глаза:

-         Когда я впервые увидел твою улыбку, – прошептал он.

-         Когда я впервые сказал «Я люблю тебя», – таким же тоном ответил Северус.

-         Кого ты любишь?

-         Тебя, – выдохнул Северус – и внезапно отвернулся. – Мерлин, как это отвратительно сентиментально!

Сириус засмеялся.

-         Эй, ребята, а вы кого любите? Вот у меня есть один тощий сальный слизеринец, которого я никак не могу выбросить из головы…

-         Заткнись,  – фыркнул Северус, игриво шлепнув его по руке. Сириус скорчил забавную рожицу и спросил:

-         А ты, Гарри?

Гарри пожал плечами.

-         Не знаю, можно ли назвать это любовью, но… – он не договорил.

-         Ну же, – подбодрил Сириус.

-         Ну, есть одна девушка, которая мне… нравится. Чоу…

-         Только не Чоу Чанг! – воскликнул Северус.

Гарри уставился на него:

-         А почему бы и нет?

-         Ты достоин лучшего!

-         Например?

-         Да хоть мисс Уизли… кто-нибудь, кто хорошо к тебе относится!

-         Чоу хорошо ко мне относится! – рассердился Гарри. – Может, и не так, как я к ней, но хорошо!

Северус только хмыкнул.

-         Ремус? – окликнул Сириус. Тот покачал головой.

-         Боюсь, у меня та же история, что и у Гарри. Никого.

-         Никого?

-         Никого.

-         Никого?

-         Да!

-         Я тебе не верю! – злорадно заявил Северус. – Пусть выпьет Веритасерум!

Ремус выглядел, как будто проглотил лягушку. (Причем живую, а не шоколадную).

-         Если я должен пить Веритасерум, тогда пусть все пьют Веритасерум! – потребовал он.

-         Я сам его сварю! – угрожающе объявил Северус. – И на этот раз это будет настоящий Веритасерум

-         НЕТ! – заорали все.

-         Северус, если ты не прекратишь, я спрошу у тебя, какая твоя любимая поза, – пригрозил Сириус. Северус побледнел, как привидение.

-         Насчет Пожирателей Смерти, – произнёс Гарри. – А что, если мы разрешим некоторые темы?

-         Например?

-         Например… что-нибудь дурацкое, вроде: спал ли с кем-нибудь Волдеморт?

-         С Люциусом, – немедленно отозвался Северус. – Уверен, что с Люциусом, но, судя по тому,  что я видел, люди его не очень интересуют.

-         Всё! Сменим тему! – объявил Сириус.

-         А что тут такого? Я же не говорю, что он трахает коз! Я имел в виду вампиров, и вейл, и… – он кивнул на Ремуса, – …оборотней.

Ремус поморщился.

-         Замечательно. Буду иметь в виду. Если меня схватят Пожиратели, запишусь в гарем Волдеморта.

-         Эй, – хихикнул Сириус, – вот почему они вломились к тебе в дом!

-         Меня бы это не удивило, – заметил Северус.

Ремус одарил его очень странным взглядом:

-         Скажи, что ты шутишь.

-         Вообще-то нет. Ты очень милый оборотень.

-         А я? – требовательно встрял Сириус. – Я милый?

-         Ты скорее мужественный.

-         Но хоть что-нибудь милое во мне есть?

-         Задница, – ответил Северус. Его глаза сердито сверкнули, он простонал: – Проклятье, Сириус, не задавай таких вопросов, ты же знаешь, что я не могу не ответить!

Сириус запрокинул голову и расхохотался. Затем подбоченился:

-         Кто в этой комнате – самый сексуальный мужчина?

Гарри попытался сострить:

-         Хедвиг.

-         Хедвиг нет в комнате, – напомнил Сириус.

-         Хедвиг – не человек, – сказал Ремус.

-         Хедвиг даже не мужчина, – сухо заметил Северус.

Сириус продолжил:

-         Ремус, кто здесь самый сексуальный?

-         О, конечно, ты, Сириус, – ответил тот, закатывая глаза. – Ты, и только ты.

Сириус ухмыльнулся.

-         Спасибо, Ремус. Не могу не согласиться. Северус?

Северус наградил его убийственным взглядом:

-         Ты же не собираешься меня спрашивать?

Гарри заметил, что он нервничает.

-         Конечно, собираюсь! Северус Снейп, кто в этой комнате – самый сексуальный?

Северус закрыл глаза и обречённо ответил:

-         Ремус Люпин.

Выражение лица Сириуса не поддавалось описанию.

-         Что? – ахнул он. – Что ты сказал?

Северус стиснул зубы, пытаясь удержать рвавшиеся наружу слова, но не преуспел в этом:

-         Ремус Люпин.

-         ЧТО?! – возопил Сириус.

Северус сжался, Ремус вздрогнул. Гарри почувствовал себя очень странно.

Северус поднял руки:

-         Хватит! Хватит, хватит! Дай мне объясниться!

-         ВОТ ИМЕННО! ТЫ ЛУЧШЕ ОБЪЯСНИСЬ, А ТО…

-         ЗАТКНИСЬ! – не выдержал Северус. – ЭТО БЫЛА ТВОЯ ИДЕЯ! И ТЫ ЭТО ЗАСЛУЖИЛ! У РЕМУСА СЕКСУАЛЬНОСТИ ХВАТИТ НА ДВОИХ ТАКИХ, КАК ТЫ!

Северус поморщился от собственных слов и забормотал:

-         Вот дерьмо. Дерьмо, дерьмо, дерьмо… Это все Веритасерум. Ненавижу Веритасерум… ненавижу… Я клянусь, что могу объяснить! – вскричал он.

Сириус не ответил, погруженный в суровое молчание.

-         Даже если я считаю его самым сексуальным, это не значит, что я хочу с ним переспать! Ну, может быть… ПРОКЛЯТЫЙ ВЕРИТАСЕРУМ!

Всех, кроме Сириуса, передернуло.

Северус набрал в грудь воздуха и продолжил:

-         То, что он привлекательнее, не значит, что он меня больше привлекает… хотя… Проклятье! Ведь главное – что я люблю тебя! А не Ремуса!  Не знаю уж, за что – в этой истории с Веритасерумом ты ведёшь себя как совершенно невыносимый ублюдок!

Сириус подавленно опустил голову и вздохнул:

-         Ты прав. Но… ты правда… ты… ты же не…

-         Я люблю только тебя, – успокоил его Северус и как бы между прочим добавил, – к тому же ты куда лучше Ремуса.

-         Эй! – внезапно возмутился Ремус и вспыхнул, как маков цвет.

Сириус уставился на оборотня и голосом, не предвещающим ничего хорошего, спросил:

-         Что?

-         Эээ… – выдавил Ремус.

-         Дерьмо, – выругался Северус.

Сириус развернулся к нему и заорал:

-         ТЫ СПАЛ С РЕМУСОМ?

Северус вздохнул и покорно произнёс:

-         Да.

-         КОГДА?

-         Сириус, успокойся! – рявкнул Северус. – На шестом курсе. И всего несколько недель!

Сириус был в ярости:

-         НЕ МОГУ ПОВЕРИТЬ…

-         Если уж быть справедливым до конца, – спокойно начал Ремус, – из присутствующих я спал не только с Северусом.

Северус засмеялся:

-         Я знал! – злорадно заявил он. – Я знал! На седьмом курсе вы друг друга только что не облизывали…

-         Заткнись! – рявкнул Сириус.

Гарри был абсолютно сбит с толку. Он не хотел быть посвященным в такие подробности их жизни. Он глубоко вздохнул и решил вмешаться:

-         Ладно, давайте подведем итог. Значит, здесь все спали со всеми?

-         Ну, с тобой не спал никто, – уточнил Ремус.

-         И никто не собирается, – очень твердо заявил Сириус.

Северус пожал плечами:

-         А почему бы и нет?

Сириус и Ремус ошарашенно уставились на него:

-         ЧТО?!

-         Почему нет? – повторил он. – Тогда мы сможем сказать, что здесь все спали со всеми. Гарри, иди наверх. Сириус, ты первый. Ты его крёстный, тебе и лишать его невинности.

-         О мой Бог! – воскликнул Сириус. – Скажи, что ты шутишь!

-         А ты что думал? Разумеется! Это был сарказм!

-         А ты можешь шутить под Веритасерумом?

-         Это было предположение, а не утверждение, –  объяснил Северус. – И как я уже сказал, это слабая разновидность зелья.

-         Ну конечно, –  улыбнулся Ремус, потом риторически спросил: –  Северус, ведь на самом деле ты же не находишь Гарри привлекательным?

-         Нахожу.

Северус закрыл рот ладонью и стал цвета яркой киновари.

То выражение, что появилось на лице Сириуса, когда его любимый назвал самым сексуальным из присутствующих Ремуса, не шло ни в какое сравнение с тем, что было на его лице сейчас. Он очень холодно произнес:

-         Меня сейчас стошнит.

Гарри мог бы сказать то же самое. С каждой секундой ему всё больше казалось, что лучше отравиться, чем продолжать в том же духе.

-         О боже! Клянусь, это не то, что вы подумали! – заговорил Северус. – Сириус, я не педофил! Ремус спросил, не нахожу ли я его привлекательным, он не спрашивал, хочу ли я его!

-         Но тем не менее…

-         Это, – очень сдержанным тоном произнес Северус, – было сказано из чисто эстетических соображений.

Сириус взорвался:

-         Я ТЕБЕ НЕ ВЕРЮ!

-         ОЧЕНЬ ПЛОХО! А ВЕДЬ Я СЕЙЧАС НЕ МОГУ ЛГАТЬ!

Гарри очень робко позвал:

-         Профессор Снейп…

-         ЧТО?!

Он сжался:

-         Профессор Снейп, вы же никогда…

-         Только если я напьюсь до полной потери памяти, или под Империусом, и при этом буду так же сердит на Сириуса, как сейчас. Так что даже не мечтай, Поттер.

-         Боже, –  простонал Сириус.

-         Знаешь, это была твоя идея, –  раздраженно напомнил ему Ремус. – Честно говоря, Сириус, тебя давно уже пора было щелкнуть по носу.

-         Или дать в глаз, – подтвердил Северус. – Я его подержу. По очереди, договорились?

-         Что по очереди? – возмутился Сириус.

-         Точно не любовью с тобой заниматься, – зарычал Северус. – Сегодня ночью я тебя на куски порву.

Все четверо замолчали. Тишина продержалась минут пять. Потом Ремус очень озабоченно спросил:

-         Я действительно… так плох?

-         О, нет! Совсем нет, –  успокоил его Северус. – Просто с тобой мне никогда не было так хорошо, как с Сириусом. Но если тебе от этого легче – у тебя больше.

-         Северус! – вновь возмутился Сириус. – Какого тролля…

Северус выпрямился.

-         Я же под Веритасерумом! Ничего не могу поделать!

-         И как ты себя чувствуешь?

Северус странно усмехнулся.

-         Вообще-то… неплохо.

-         Что?

-         Практически всем в этой комнате от меня что-то нужно.

-         СЕВЕРУС?

-         Эй, это была твоя идея! Ты сам в это вляпался!

Помолчав, Сириус застонал:

-         Проклятье. Ты прав. Ну вот, теперь я боюсь…

-         Чего?

-         Ты и… Ремус  и… боже мой!… Гарри!

Северус сделал нечто, чего Гарри на его месте и в такой момент не сделал бы никогда.  Он поцеловал Сириуса и  посмотрел ему в глаза.

-         Я люблю только тебя, –  сказал он. – Только. Тебя.

Он снова наклонился к Сириусу, и на этот раз тот ответил ему. Их губы встретились, языки сплелись так же крепко и яростно, как и их тела в жарком объятии. Это было безумно страстное и – как заметил Гарри – не слишком приятное зрелище.

Ремус застонал и заслонил лицо руками.

-         Уйдите, –  умоляюще попросил он. – Пожалуйста, уйдите к себе.

Сириус, не отрываясь от возлюбленного, подхватил Северуса на руки и как-то умудрился добраться до лестницы и даже подняться по ступенькам. Дверь наверху громко хлопнула, и послышался звук падения.

Ремус посмотрел на Гарри. Обоим захотелось кричать. Оборотень встал:

-         Придется опять взломать кладовую Северуса.

Гарри недоверчиво уставился на него:

-         Это еще зачем?

-         Надо сварить заживляющее зелье. И начать следует сегодня – хорошо, если Сириус доживет до утра.

-         Думаешь, он столько продержится? – с сомнением спросил Гарри, тоже поднимаясь.

Ремус прикрыл глаза. Выглядел он очень усталым.

-         Ты прав, вряд ли.

Гарри, хотя и был утомлён не меньше, попытался найти хотя бы мизерный повод для веселья:

-         А я-то уже обрадовался, что меня сегодня лишат невинности…

Ремус очень странно посмотрел на мальчика, наклонился и…

 

Единственное, что мог сказать Гарри – это очень возбуждало. И было совершенно восхитительно. В самых необузданных своих фантазиях не мог он представить, что первый его французский поцелуй – хотя это было даже больше, чем просто французский поцелуй – будет длиться целых три минуты без перерыва, и целоваться он при этом будет со своим бывшим учителем, лучшим другом своего отца.

-         Вот так, –  сказал Ремус, отстранившись, –  нравилось Джеймсу.

Он выскользнул из комнаты, оставив Гарри одного. Тот не знал, что и думать.

 

Апрель 2003