Первый блин комом

The First Time's the Worst

Автор: Diana Williams (Diana@slashcity.com)

Перевод: Saint-Olga (saint-olga@yandex.ru)

Бета: Helga

Pairing: Северус Снейп/Гарри Поттер

Рейтинг: NC-17

Disclaimer: Мне они не принадлежат. Жаль, уверена, что нашла бы им хорошее применение. Но ими владеет Дж.К.Роулинг.

Summary: У Волдеморта есть планы, включающие жертвоприношение девственника, и в связи с этим необходимо принять срочные меры.

Challenge: Severus Snape Fuh-Q Fest, Challenge # 67 - First Time Sex Disaster

Разрешение автора на публикацию перевода получено

Если вы хотите разместить перевод у себя на сайте, свяжитесь, пожалуйста, со мной.

 

 

Дамблдор оглядел собравшихся членов Ордена Феникса. Лицо его было необычайно серьёзным.

- Боюсь, у меня есть новости, и очень неприятные. Северус, будь добр, расскажи остальным, что ты узнал.

Снейп окинул взглядом присутствующих.

- Как вам известно, последние два года Волдеморт ищет способ восстановить силы. Кажется, он нашел то, что искал, – Снейп сделал многозначительную паузу.

- Не темни, проф, – сказал Хагрид. – Чего он там откопал?

- Он считает, что, вступив в близость с девственником, он вберёт в себя жизненные силы партнера и обретёт былую мощь.

- Будь я проклят, если найдётся ещё хоть один такой секс-гигант, – хмыкнул Сириус Блэк. – Выходит, этому сукину сыну надо, чтобы его отымели?

- Будьте так любезны, Блэк! – возмутилась МакГонагалл. – Следите за языком! Мы здесь не для того собрались…

Не обратив на неё внимания, Блэк поинтересовался у Снейпа:

- Он или его?

- И то, и другое, – ответил Снейп. Он положил локти на стол и сложил пальцы куполом. – Сначала юноша – его, чтобы временно придать ему сил от семени. А потом он – как выразился бы Блэк – отымеет юношу, чтобы окончательно вобрать магические способности, физическую силу и здоровье.

- А что станет с несчастным юношей? – спросила Помфри.

- Он рассыплется в прах.

- Незавидная судьба, – сказала Хуч. – Но это резко уменьшает количество добровольцев.

Губы Снейпа тронула насмешливая улыбка.

- Должен заметить, никогда раньше я не видел, чтобы молодые люди так спешили потерять невинность, или чтобы родители так поощряли их в этом намерении.

Профессор Спраут фыркнула:

- Приятно видеть такие проявления преданности среди Пожирателей Смерти.

Снейп пожал плечами.

- Они все эгоцентристы, и никто не хочет жертвовать собой или своими наследниками, даже ради столь “благородной” цели.

- Что ж, значит, план провалился, – удовлетворенно сказал Сириус. Но, заметив, что Дамблдор всё ещё чем-то озабочен, уточнил: – Разве нет?

- Провалился бы, если бы Волдеморт не был одержим одним юношей.

- Гарри? – сказал Сириус, мрачнея. – Извращенец! Ублюдок! Я убью его, если он к Гарри хоть пальцем притронется!

- Гораздо практичнее было бы знать наверняка, что мистер Поттер больше не представляет интереса для Вы-Знаете-Кого, – сказал Дамблдор. – Сириус, вы с Гарри очень близки. Ты знаешь о… хм… его сексуальном опыте?

Сириус вспыхнул.

- Ну, мы разговаривали об этом, – признался он. – Гарри советовался со мной по поводу некоторых… эээ… склонностей, но он… эээ… никогда…
- К слову о секс-гигантах, – с отвращением сказала Хуч. – Значит, Гарри признал, что играет за другую команду, но ещё никого не подцепил.

- Ксиомена! – воскликнула МакГонагалл и обернулась к Дамблдору. – Альбус, тебе надо кое-что обсудить с мистером Поттером. Лично.

- Откладывать нельзя, – твердо заявил Дамблдор. – Надо предпринять определенные шаги, чтобы быть уверенными, что Гарри лишился невинности, ради него самого. Поскольку это не может быть предано гласности, а у Гарри нет никого настолько близкого, логично предположить, что этим должен заняться кто-то из нас.

Сириус в ужасе взглянул на Дамблдора:

- Альбус, если ты предлагаешь… Гарри мне как сын! Я не могу…

- А мистер Люпин? – спросила МакГонагалл. – Они с Гарри ладили, когда Ремус здесь преподавал. Если, конечно, ты не возражаешь, – торопливо добавила она, так как все в Ордене Феникса знали об отношениях Сириуса и Ремуса.

- Полнолуние, – вздохнул Сириус. – Он будет не в состоянии заняться этим ещё несколько дней. Разве что подождать… – сказал он, оглянувшись на Дамблдора.

Дамблдор покачал головой.

- Сожалею, но мы не можем ждать. Что касается меня, я не только слишком стар, но и, по очаровательному выражению Ксиомены, играю не за ту команду. Физиология профессора Флитвика и Хагрида для Гарри не подходит, так что остаётся только один вариант.

Снейп невидяще уставился на свои сцепленные пальцы, не обращая внимания на кипящие вокруг споры. Когда в комнате воцарилась гнетущая тишина, он вопросительно огляделся и обнаружил, что на него устремлены взгляды восьми пар глаз. Будь это возможно, он бы побледнел.

- Альбус, Вы шутите! Мы с Поттером друг друга на дух не переносим!

- Альбус, нет! – взревел Сириус. – Кто угодно, только не этот ублюдок!

- Даже Волдеморт? – спросил Дамблдор, глядя Сириусу в глаза со стальной решимостью. Сириус первым отвел взгляд, и Дамблдор повернулся к Снейпу.
Северус, в опасности не только юный Гарри. Мы можем убить двух зайцев одним выстрелом.

Снейп закрыл глаза и поджал губы, а в комнате снова повисла напряженная тишина.

- Ты? – не веря своим ушам, воскликнул Сириус. – Снейп, ты – девственник? – Он внезапно расхохотался. – Ну конечно! Кто в здравом уме пойдёт с тобой в постель? С таким сальным болваном? Разве что в полном отчаянии… и то его потом стошнит…

Снейп резко поднялся.

- Прости, Альбус, но меня ждет работа.

Даже не взглянув на Сириуса, он направился к двери, но остановился, взявшись за ручку, когда услышал оклик Дамблдора.

- Северус, вечером я пришлю к тебе Гарри, – его тон не допускал возражений.
Плечи Снейпа обмякли.

- Если ты считаешь это необходимым, Альбус.

Он открыл дверь и вышел.

Сириус почувствовал на себе взгляды нескольких пар глаз и, всё ещё хихикая, оглядел комнату. Взгляд МакГонагалл был особенно укоризненным, и он снова почувствовал себя мальчишкой.

- Что? – защищаясь, вскинулся он.

- Это были очень жестокие слова, – упрекнула она. – Тебе никогда не приходило в голову, что у Северуса были причины оставаться нетронутым?

Сириус заёрзал на стуле.

- Ну вы же знаете, что он собой представляет! Как он выглядит! Кто захотел бы иметь с ним дело?

Я бы захотела, – вскочив, сказала Хуч. – Если бы мы оба не предпочитали свой собственный пол.

Широкими шагами она удалилась из комнаты.

- Он нормальный парень, – подтвердил Хагрид, с укоризной глядя на Сириуса, как будто тот сказал что-то не то по поводу одной из его “зверюшек”. – Малость только нервный. С ним надо обращаться по-доброму, и всё.

Он поднялся и тоже вышел.

- Северус умеет сосредотачиваться на том, что делает, – добавила Помфри. – Думаю, это просто замечательно – быть в центре такого внимания, – она посмотрела на Дамблдора. – Если мы закончили, директор, мне надо проведать пациентов.

Дамблдор махнул рукой, отпуская её и Спраут с Флитвиком. Сириус остался на месте, под взглядом директора ощущая себя крайне неуютно.

- Альбус, – начал оправдываться он, – должен быть кто-нибудь ещё. Рон Уизли…

- Помолвлен с Гермионой Грейнджер, – закончила за него МакГонагалл.

- Тогда кто-нибудь из его Дома. Или даже из другого.

- И как мы им объясним, с чего такая спешка? – спросил Дамблдор. – А как насчет Северуса? Оставим его беззащитным, пусть Волдеморт делает что хочет?

Сириус хотел сказать “Да!”, но зная, что даже терпение директора не безгранично, прикусил язык.

- Сириус, – строго произнёс Дамблдор. – Я надеюсь, что ты не станешь беспокоить Гарри и Северуса по этому поводу. Ни сейчас, ни в последующие годы.

Сириус вскинул голову:

- Годы? – недоверчиво переспросил он. – Я считал… ты же не думаешь…

Но выражение лица директора ясно сказало ему, что директор не только думает, но и одному ему известным образом знает.

- Бороду Мерлина ему в зад!

Сириус вскочил на ноги, намереваясь догнать Снейпа, но очень своевременное заклинание повалило его на пол.

Профессор МакГонагалл, – сказал Дамблдор, глядя сверху вниз на обездвиженное “Ступефаем” тело. – Будьте так добры, свяжитесь с Ремусом и сообщите ему, что мы отправляем ему Сириуса портключом, и пусть он подержит его у себя несколько дней. Любыми способами.

Конечно, Альбус, – она посмотрела на директора. – Вы лично хотите сообщить новости мистеру Поттеру?

Дамблдор кивнул и задумчиво изрёк:

- Все будет хорошо, Минерва. Верь мне.

Хотя Снейп и ждал, что в дверь вот-вот постучат, когда стук все-таки раздался, он не мог не вздрогнуть. Набрав в грудь воздуха, он постарался обрести хотя бы часть обычной уверенности в себе, прежде чем крикнуть: “Войдите!”

Дверь открылась и, как и следовало ожидать, вошел Гарри Поттер. Гарри Поттер, судя по его виду, был в таких же расстроенных чувствах, что и сам Снейп. Почему-то это очень утешало и успокаивало, и Северус нашел в себе силы сказать, как обычно, грубо:

- Итак? Вы собираетесь всю ночь стоять в дверях и ахать, или все-таки зайдете?

Судя по лицу Гарри, он предпочел бы первый вариант, но гриффиндорцами становятся не за красивые глаза – он сглотнул комок в горле и шагнул в комнату, закрыв за собой дверь. Откашлялся:

- Я только что говорил с профессором Дамблдором, и он сказал, что нам надо… что мы должны… – смущённо покраснев, он замолчал.

Снейп позволил возникнуть на губах насмешливой улыбке и саркастически изогнул бровь. Подействовало. Гарри взорвался:

- Нечего на меня так смотреть! Вам же этого хочется не больше, чем мне!

- Вы слишком низкого мнения о своем обаянии, Поттер, – Снейп изящно опустился в одно из кресел перед камином. – Перестаньте маячить, сядьте.

Гарри плюхнулся во второе кресло и запустил пятерню в волосы, ещё сильнее растрепав их. Снейп в жизни бы не сознался, но за один этот взъерошенный вид он был готов влюбиться в мальчишку.

- Обязательно быть таким занудой, а? – сверкнул на него глазами Гарри.

- Обязательно быть таким идиотом? – парировал Снейп. Он взял со стола бутылку из тёмного стекла и пару стаканов и налил в них на два пальца густой жидкости. – Пейте.

Гарри поднял стакан:

- Что это?

Снейп едва удержался, чтобы не закатить глаза.

- Бренди. Если быть точным, очень дорогой бренди. Его не глушат, как сливочное пиво.

Вы даёте мне спиртное? – подозрительно переспросил Гарри. – Почему?

- Хочу вас споить и удовлетворить свои гнусные извращённые желания, а вы что подумали? – Снейп утомлённо вздохнул. – Поттер, хоть раз пошевелите мозгами. Чтобы мы оба расслабились и поскорее покончили с… задачей. С наименьшими потерями с обеих сторон.

Гарри пригубил напиток. Он был удивительно вкусен: куда лучше, чем самодельное вино, которое он пил у Уизли (Рон иногда таскал его из погреба). Он сделал глоток побольше и с любопытством посмотрел на Снейпа:

- Так вы не… ну… вам этого не хочется?

На этот раз Снейп все-таки закатил глаза.

- О, как я могу не желать этого? В сорок лет подарить свою девственность Великому Гарри Поттеру. Возможно, потом я дам Рите Скитер эксклюзивное интервью: как это было – как неопытный, торопливый и, – Снейп покосился на Гарри, который как раз наливал себе ещё бренди, – пьяный малолетка засунул член мне в задницу и отодрал меня до потери пульса. Если повезёт, я даже получу за это Орден Мерлина первой степени.

Гарри сердито покраснел.

- Я не виноват, что у меня нет опыта! – возмущённо воскликнул он. – Мне всего семнадцать!

- Мистер Поттер, в настоящее время вы – единственный семнадцатилетний девственник в этой школе, – сухо заметил Снейп. – За исключением, возможно, мистера Лонгботтома.

- А вы? – огрызнулся Гарри. – Между прочим, за столько лет могли бы удосужиться хоть раз с кем-нибудь перепихнуться!

- Мистер Поттер, вам не приходило в голову, что у меня могла быть причина сохранять чистоту? – тоном, от которого по коже пробежали мурашки, произнёс Снейп.

Гарри по-птичьи поморгал, соображая:

- Не приходило, – честно признался он. – А что, была стоящая причина?

Снейп пожал плечами.

- Вообще-то нет. Просто никогда не возникало желания вступать в близость и обмениваться жидкостями с другим человеком.

Гарри скорчил гримасу.

- Вы хотите сказать…

- Тот факт, что большинство моих знакомых предпочитают совмещать секс с жестокостью и считают его групповым видом спорта, не увеличивал моего к нему интереса.

- Понимаю, – с чувством сказал Гарри. – Одна мысль о том, что Вы-Знаете-Кто ко мне прикоснётся…

Обоих передёрнуло, и они залпом допили бренди.

- Итак, – оживился Снейп. – Начнём, пожалуй. – Он поднялся и направился в спальню.

Гарри тоскливо покосился на бутылку с бренди, но неохотно выкарабкался из кресла и последовал за профессором. Его взгляду предстала огромная кровать, застеленная зелёными и чёрными простынями.

- Сразу ясно, из какого вы Дома.

Снейп нахмурился:

Я люблю зелёный цвет.

- Ни за что бы не подумал, – пробормотал про себя Гарри.

- Можете воспользоваться ванной комнатой, чтобы переодеться и подготовиться. Над раковиной стоит бутылка с зельем, его назначение ясно из надписи. Я уже искупался, так что переоденусь здесь.

Гарри, радуясь отсрочке, шмыгнул в ванную и взял с полки над раковиной бутылку. На ярлыке значилось, что это зелье для внутреннего очищения тела. Он скривился.

Раздевшись, вымывшись и вытершись насухо, Гарри столкнулся с проблемой: он не взял с собой бельё на смену. Он мог выйти в плавках, или накинуть мантию, или завернуться в полотенце. Последний вариант он немедленно отверг – всё и так было хуже некуда. В конце концов он натянул плавки, накинул для пущего удобства мантию и открыл дверь.

Света в комнате не было, не считая нескольких неярких огней над кроватью, и Гарри тяжело сглотнул. Покрывала на кровати были откинуты, а Снейп стоял перед ней в серой ночной рубашке.

Гарри хихикнул.

- Вы всегда надеваете в постель это? Неудивительно, что вы до сих пор девственник.

Снейп сверкнул глазами.

- Смею предположить – то, что надеваете в постель вы, лучше?

Гарри сверкнул глазами в ответ, расстегнув мантию, позволил ей упасть на пол, и остался в одних плавках. Самолюбию юноши очень польстило то, что Снейп широко раскрыл глаза и невольно окинул взглядом его тело. Он быстро отвёл взгляд – но Гарри мог поклясться, что на бледных щеках проступил румянец. Почему-то такая реакция Снейпа подняла его боевой дух.

- Вы тоже можете избавиться от этой вашей рубашки, – предложил он.

Румянец Снейпа стал ярче.

- Думаю, не стоит, – твёрдо заявил он. – Она оставляет достаточно пространства для успешного исполнения наших намерений.

Гарри почувствовал, как его щёки полыхнули таким же румянцем. Он откашлялся:

- И как… ну… с чего вы предполагаете начать?

- Не имея практического опыта в подобной деятельности, – кисло сказал Снейп, – я готов выслушать ваши предложения.

- Ну, Рон и Гермиона вроде бы кучу времени сосутся, прежде чем приступить к… эээ… ну, вы знаете.

Снейп вскинул бровь:

- Я совершенно уверен, что в жизни не “сосался” и не собираюсь начинать сейчас.

- Это значит “целоваться”, – фыркнул Гарри.

- Вот как… – Снейп выглядел несколько выбитым из колеи. – Что ж, думаю, мы можем это сделать, раз это так необходимо.

Гарри приблизился к Снейпу, чувствуя себя более чем неуютно от одной мысли о поцелуе с Мастером Зелий. Хотя за последний год мальчик прилично вырос, профессор, тем не менее, был намного выше его, и Гарри пришлось встать на цыпочки, чтобы дотянуться до губ Снейпа. Тот наклонился, и они стукнулись носами.

- Ай! – Гарри потёр нос рукой. – Зачем вы это сделали?

Снейп повторил его движение:

- Не сказал бы, что у меня есть опыт в подобных делах, Поттер!

- А то у меня есть! Но я же не выпендриваюсь! Конечно, проблем было бы меньше, если бы у вас был нормальный нос…

Снейп взвился:

- С моим носом все в полном порядке! У него классическая форма, и он идеально соответствует другим чертам моего лица!

- Послушайте, может, вы постоите спокойно и дадите себя поцеловать?

Снейп замер, и Гарри прижался губами к его плотно сжатому рту, затем отстранился. Ничего. Попробовал ещё раз. Опять ничего.

- Кажется, вы должны закрыть глаза, – сказал он. С вздохом, означавшим “так уж и быть”, Снейп послушался. Гарри повторил попытку.

- У этого процесса есть цель? – раздражённо спросил Снейп.

- Ну да! – воскликнул Гарри. – Когда другие парочки это делают, они заводятся.

- Проблема в том, Поттер, что мы не парочка.

- Конечно, они делают это с открытым ртом, и с языком… – начал Гарри.

Снейп отшатнулся, на лице его было написано неподдельное отвращение.

- Я не позволю вам, Поттер, засовывать мне в рот язык!

- Ладно, ладно, – торопливо сказал Гарри. – Я тоже к этому не стремлюсь. Может, давайте, ну, пойдем в постель?

- Пожалуй.

Но не успел Гарри сесть на кровать, как Снейп рявкнул:

- С другой стороны, Поттер. Эта – моя.

- Да вся чертова кровать – ваша, – буркнул Гарри, обходя кровать. – Какая разница?

- Для меня есть разница, – Снейп сел на кровать и быстро поднял ноги, так, чтобы ночная рубашка, не дай бог, не задралась и не продемонстрировала ничего лишнего. Он уселся, прислонившись спиной к изголовью. Гарри расположился рядом с ним. Оба погрузились в молчание.

- Что теперь? – наконец спросил Гарри.

- Что ж, поскольку мы оба хотим разделаться с этим как можно скорее, и поскольку мы оба должны…эээ… потерять сегодня девственность во всех смыслах, думаю, надо решить, кто первый будет…эээ… сверху.

- Ясно. Есть пожелания?

- Я первый, – решительно заявил Снейп. – Вам надо снять это, – он указал на плавки Гарри.

Гарри просунул пальцы под резинку и стянул плавки, при этом яростно покраснев.

- Вы хотя бы примерно представляете, что должны делать?

- Поверьте мне, мистер Поттер, я посещал курсы сексуального образования в школе, – Снейп взял с тумбочки флакон.

- Великолепно, – пробормотал Гарри. – Это было всего двадцать лет назад.

- Поттер, есть вещи, которые не забываются.

Гарри решил, что лучший выход – просто лежать и думать о квиддиче.

Снейп запрокинул голову, уставясь в потолок, и крепче прижал платок к носу. Звук босых ног, шлёпающих по полу, поведал ему о том, что Поттер вернулся в постель, и Северус на мгновение задумался: где его волшебная палочка, и простит ли его Альбус, если он превратит Мальчика-Который-Выжил в лягушку.

Из его руки выдернули окровавленный платок, заменив другим, мокрым. Снейп поморщился и зарычал:

- Поттер! Ты его и так сломал! Не усугубляй ситуацию!

- Вы как ребёнок, честное слово! Как вы стали Пожирателем Смерти, если даже такой слабенькой боли боитесь?

Снейп сверкнул глазами поверх прижатого к носу платка.

- Причинять боль и терпеть её – две разные вещи. Что я был бы счастлив продемонстрировать.

- Благодарю покорно, – Гарри на всякий случай отодвинулся от него. – Хотите, я вам его залечу?

- Нет! – рявкнул Снейп. – Ты скорее совсем мне его удалишь. Из-за чего ты вообще взвился и так мне врезал?

Гарри натянул одеяло на коленки и свирепо покосился на профессора:

- Вы меня ткнули пальцем! Изнутри! Что я должен был сделать?

- Тебе это должно было понравиться! Во всех книгах расписывают, какое это замечательное ощущение, когда трогают простату.

- Когда трогают – возможно. Но когда в нее тыкают пальцем – это же больно! – Гарри даже подпрыгнул на кровати. – И вообще всё это ужасно неприятно, особенно “ножницы”.

Кровотечение приостановилось, и Снейп отложил платок и осторожно потрогал нос. “Сойдёт”, – решил он. Если сейчас пойти искать палочку, чтобы залечить ушиб, это явно не разрядит обстановку.

Он повернулся к своему невольному соседу по постели:

- Не соблаговолите ли попробовать ещё раз, без кровопускания? – саркастически поинтересовался он.

Гарри вздохнул и бухнулся на спину, закрыв глаза и разведя ноги. Видимо, думать надо было не о квиддиче. Лучше размышлять о судьбе Англии.

Гарри оперся на локоть и осторожно коснулся руки, которой Снейп закрыл лицо.

- Сэр, здесь нечего стыдиться. Правда. Я слышал, что это с каждым хоть раз да случалось.

- А со мной – никогда, – раздался приглушённый голос Снейпа.

- Да, но ведь раньше это не имело значения? Ну, когда сам с собой… Вы сегодня слишком напряжены – мы оба… И в вашем возрасте, сэр, удивительно, что вы вообще сумели, и даже столько продержались.

Снейп приподнял руку ровно настолько, чтобы одарить его убийственным взглядом:

- Звучит очень ободряюще, Поттер.

- Может, теперь я попробую? – спросил Гарри, стараясь не выдать обуревающего его желания. Все происходящее только-только начало пробуждать в нём интерес, и было бы жаль оставить вставший по стойке “Смирно!” член без работы.

Снейп драматически вздохнул:

- Что ж, давайте, по крайней мере, вечер не будет потерян окончательно.

- Ладно, – сказал Гарри и потянулся за любрикантом.

- О Мерлин!

Гарри рухнул на Снейпа, тяжело дыша. Снейп сверкнул глазами на черноволосую голову, покоящуюся у него на груди, и скорчил гримасу отвращения, чувствуя, как по его ночной рубашке расплывается мокрое пятно.

- Вдохновляющее начало, – сухо заметил он.

Гарри подавил порыв засветить ему в ухо: у него просто не было на это сил.

- Мне семнадцать, я девственник и перевозбуждён. Чего вы, черт возьми, ждали?

- Не знаю, Поттер. Возможно, что вы ухитритесь оказаться во мне прежде, чем эякулируете.

- Заткнись, Снейп.

- Мне нужно в душ.

- Мне нужно выпить.

- …А в центре всего этого – Люциус, распластанный в грязи, вся дорогущая новая мантия в навозе, хрипит как старик на смертном одре. А над ним стоит Оггс, смотрит на него свирепым взглядом и вещает: “Мистер Малфой, у Вас чё, глаза на заднице? Вы чё, не видитя, чё не сиськи тискаете?”

Гарри зажал рот ладонью, чтобы не обрызгать все простыни бренди. Проглотив напиток, он разразился хохотом.

- Ох! Хотел бы я это видеть!

Снейп улыбнулся. Откинувшись на спинку кровати, он сделал глоток из почти пустого стакана.

- Ну да, ещё то зрелище, – согласился он. – Малфой всегда был невыносимым ублюдком, и его отпрыск не лучше.

Гарри моргнул и задумался, а не слишком ли много выпил бренди.

- Я думал, вам нравится Малфой.

- Поттер, никогда не путайте необходимость с действительностью, – фыркнул Снейп. – Я вынужден потакать Драко Малфою.

- Из-за всей этой шпионской фигни? – Гарри нахмурился. – Мне не нравится, что вы этим занимаетесь. Вас могут покалечить, а то и убить.

Снейп удивлённо посмотрел на юношу:

- Почему вас это заботит, Поттер? Я был уверен, что вы, как и большинство учеников этой школы, будете рады, что, наконец, от меня избавились.

- Я не буду, – твердо заявил Гарри. – Может, вы и впрямь несносный сальный гад, но смерти не заслуживает никто.

- Благодарю вас, – сухо сказал Снейп. – Приму к сведению. Впрочем, это больше не имеет значения: как только Волдеморт узнает, кто лишил вас невинности – а он узнает, можете мне поверить – моя миссия как шпиона будет провалена. Спасибо Альбусу, он позаботился о том, чтобы и я избавился от девственности – на случай, если окажусь в лапах Волдеморта.

Гарри скривился:

- Если мы с этим справимся.

Он поставил пустой стакан на тумбочку у кровати и обернулся к Снейпу. Сейчас ему было удивительно уютно и легко рядом с профессором; Гарри подозревал, что некоторую роль в этом сыграло бренди, растекавшееся по венам. Снейп, который, так сказать, выплюнул проглоченный им аршин, оказался интереснейшим собеседником, и Гарри так нравились его истории…

Северус сидел, откинув голову, глаза закрыты, на губах лёгкая улыбка. Гарри с удивлением понял, что при этом освещении мужчина выглядит даже… привлекательно. Второй раз за ночь приняв душ, Снейп не стал наносить на волосы ту гадость, которая делала их жирными, и сейчас они казались красивыми и пушистыми. Зачарованный увиденным, Гарри протянул руку, коснулся чёрных прядей и с восхищением почувствовал, какие они мягкие.

- Класс, – пробормотал он, зарываясь пальцами в волосы Снейпа. – Вы должны чаще их так носить.

У Снейпа едва не отвалилась челюсть.

- Гарри?

- Ммм-хмм, – промычал Гарри, наклоняясь к нему. – Мне нравится, когда ты меня так называешь. Северус, – на верхней губе Снейпа осталась капелька бренди, и Гарри аккуратно слизнул её. – Ммм… ты вкусный.

Снейп застонал, когда по его губам скользнул тёплый, гибкий язык.

- Пот… Гарри.

- Се-еверус, – повторил Гарри. Прижавшись ртом к губам Снейпа, он решил, что это совсем неплохо, стоит только привыкнуть.

Рука Снейпа метнулась к тумбочке, но Гарри вдавил его в кровать своим весом, и он просто забыл про стакан. Уронил его на простыни и вцепился в юношу так, будто от этого зависела его жизнь.

- Северус?

Гарри вгляделся в лицо профессора, по-совиному моргая из-за близорукости и нетрезвой ряби, застилавших зрение. Душераздирающий крик, который только что издал его партнер, вроде бы был вызван не болью, но Гарри должен был убедиться.

- С тобой все в порядке?

Снейп сверкнул глазами:

- Поттер, если ты немедленно не начнёшь двигаться, я тебя на неделю заколдую!

До смерти перепугавшись, что причинил партнёру боль, Гарри начал выскальзывать из плотного канала, но Снейп обвил ногами его талию и зашипел:

- Да нет же, идиот! Во мне! Как ты только что делал!

Поняв, что он всё делал правильно, Гарри качнулся вперёд. Снейп закатил глаза от удовольствия. Что бы там Гарри ни делал, это должно быть очень приятно, и он уже не мог дождаться момента, когда сам окажется снизу. Не то чтобы то, что он делал сейчас, было хуже... Скорее, наоборот: это было просто фантастически. Жаркая, плотная, влажная плоть, окружавшая его член… потрясающе. “Куда лучше, чем собственный кулак”, – подумал он и ускорил темп.

Снейп под ним извивался и тяжело дышал, его голова была запрокинута, и Гарри не смог удержаться при виде представшей его взору бледной кожи. Он наклонился и впился в неё ртом. Снейп вскинулся и вскрикнул. Между ними запульсировало тепло, и канал вокруг члена Гарри сжался. Их накрыла волна оргазма, и Гарри закричал, изливая себя в тело любовника.

Рухнув на всё ещё прерывисто дышащего обнажённого Снейпа, он едва нашёл в себе силы, чтобы слегка повернуть голову и нежно поцеловать солёную от пота кожу, к которой прижимался щекой.

- Обалденно, Сев, – устало и довольно сказал он.

- Заткнись, Гарри, – сонно пробормотал Снейп. Такого мурлыканья Гарри от него ещё не слышал. Он ухмыльнулся, снова поцеловал широкую грудь Снейпа и провалился в сон.

- Чёрт возьми.

Гарри проснулся от раздражённого бормотания и от того, что Снейп под ним довольно активно ворочался. Он недовольно открыл глаза и тут же снова зажмурился – голова болела смертельно. Он застонал.

- Что случилось?

Ты заснул. На мне. Идиот! – руки слабо попытались его столкнуть. – Если ты немедленно не уберёшься…

Ну да!” - Гарри смутно припоминал: жар, удовольствие, Снейп под ним, умоляющий и ругающийся на чём свет стоит одновременно. Это было… невероятно. Он помотал головой и тут же об этом пожалел. Казалось, что мозг опух и при каждом движении пульсировал. Гарри снова застонал и попытался приподняться, но тут же ахнул от острой боли, опалившей кожу на груди.

- Оуш-ш! Что такое?

Снейп свирепо взглянул на него:

Мы слиплись, вот что такое! Ты даже не подумал применить хотя бы простейшее очищающее заклинание перед тем, как заснуть!

- Я? А сам-то! Почему ты этого не сделал?

Свирепости во взгляде Снейпа прибавилось.

- Если вы не заметили, мистер Поттер, вы на мне лежите! Чертовски трудно пошевелиться, когда на тебе покоится около центнера мёртвого груза!

Гарри отметил про себя, что великосветское произношение Снейпа куда-то делось, его речь стала проще, как у всех. “Так значит, Снейп не родился с серебряной ложкой во рту, как Малфои?” – подумал он, и от этой мысли стало почему-то теплее. Снейп сразу стал более… доступным.

- Ты тоже заснул, да? – спросил он, ухмыляясь в ответ на подаренный ему Снейпом взгляд. – Хорошо, что мы оба не отличаемся волосатостью. Как думаешь, в душе мы сможем разлепиться?

Двигаясь вместе, они сползли с кровати, но тут обнаружилось, что из-за разницы в росте Гарри не достаёт до пола: при малейшей его попытке идти самостоятельно волосы на груди у обоих болезненно натягивали кожу. С деланным вздохом Снейп приподнял Гарри и пронёс несколько шагов до ванной. Там он прижал юношу спиной к стене и потянулся к кранам, а Гарри обвил его ногами, чтобы не сползти вниз.

Оказалось, что в такой позиции его пах прижимается к паху Снейпа, и Гарри моментально обнаружил, что его член одобрительно реагирует на соседство с не менее довольным членом Северуса. Как только вода смыла большую часть склеивавшей их спермы, Гарри качнулся вперёд и услышал стон Снейпа:

- Мистер Поттер, я бы попросил…

- Гарри, – выдохнул юноша Снейпу в ухо. – Ты называл меня “Гарри”. Мне это нравилось.

Гарри, мы пошли в душ, чтобы разлепиться, а не оказаться ещё крепче сцепленными.

- Мы уже разлепились, – возразил Гарри, – и я не возражаю против того, чтобы сцепиться покрепче, – он припал к шее Снейпа, наслаждаясь вкусом и ощущением упругой плоти под губами. – К тому же меня тоже нужно трахнуть.

Снейп снова застонал.

- Гарри, в данный момент моя голова в таком состоянии, что если бы мне предложили выбирать между еще одним раундом и Волдемортом, я бы выбрал Волдеморта.

- Выпей зелье, – посоветовал Гарри, продолжая покачиваться и тереться о Снейпа. – Уверен, у тебя найдётся что-нибудь под рукой.

Его губы нашли губы Снейпа, и тот со стоном сдался. Прижав юношу к стене, придерживая его голову руками, Снейп обрушил на любовника ураган жадных горячих поцелуев. Как выяснилось, на практике все эти открытые рты и языки были гораздо приятнее, чем на словах. Раз в сто приятнее. Или в тысячу.

Гарри застонал и, улучив момент, выговорил:

- Пойдём в постель, Сев.

Снейп с радостью подчинился.

Снейп лежал на спине, уставившись в потолок, по его лицу расползалась совершенно дурацкая улыбка. Но это его не смущало: единственный, кто мог его увидеть – Поттер, а если учесть, что улыбка юноши в данный момент была не менее идиотской, возможность и эффективность шантажа приближались к нулю.

Гарри свернулся рядом со Снейпом, руки любовника обвивали его в неосознанном оберегающем жесте. Голова юноши покоилась у Снейпа на груди, пальцы бездумно выводили узоры на его коже.

- Знаешь, ты дьявольски красив. Ты не должен скрывать такое тело под кучей одежды.

- Сомневаюсь, что остальные школьники с тобой согласятся, – сухо заметил Снейп.

- Я бы не говорил с такой уверенностью. Как минимум некоторые из них бросают на тебя заинтересованные взгляды. Малфой, например, – Гарри нахмурился: ему не понравилась мысль, что кто-нибудь еще может прикоснуться к его Северусу.

Снейп хмыкнул:

- Драко предпочитает лизать мне зад, а не трахать.

- Ну и дурак, – рука Гарри скользнула ниже, тронув обмякший член любовника. – А то старое поверье насчёт длины носа оказалось правдой.

- Гарри, – простонал Снейп, – я больше не могу.

Гарри мягко засмеялся и поцеловал его.

- Я тоже, – его рука вернулась обратно и продолжила ласкать грудь мужчины. – Но после небольшого отдыха…

- Отдохнуть как следует нам не удастся, – мрачно сказал Снейп. – Альбус ждет нас к завтраку с… отчётом.

- Ох…

Гарри надолго замолчал. Теперь, когда их ночь почти подошла к завершению, он не хотел, чтобы она заканчивалась. Утром они разойдутся в разные стороны, вернутся к прежней жизни, к пустоте одиноких ночей. Раньше это было терпимо – но тогда он не знал, что теряет, а теперь… И ещё – так много можно было попробовать. Больше того, он хотел попробовать это именно с Северусом.

Неожиданно ему в голову пришла идея:

- Северус? – позвал он, поднимая голову и глядя в лицо мужчине.

- Хмм? – Снейп выглядел задумчивым, может, он размышлял о том же, что и Гарри?

- Если Волдеморту нужно, чтобы моё семя оказалось в нём, может он попробовать, ну, оральный секс?

На лице Снейпа появилось тревожное выражение, и он медленно произнёс:

- Вполне возможно. Как временное средство…

- Я никогда не занимался оральным сексом, так что технически – я девственник в этом плане. А ты?

- Аналогично. Меня никогда не привлекала сама идея, а делать это с Волдемортом…

Оба содрогнулись.

- Итак, для нашей безопасности, мы должны это сделать. Заняться оральным сексом. Для полной уверенности.

Снейп застонал:

- Гарри, я не могу…

- О, я тоже! Я совершенно выдохся, – Гарри снова опустил голову на грудь Снейпа. – Мне потребуется несколько часов, чтобы восстановить силы.

Снейп сильнее прижал его к себе.

- А мне – почти весь день. Я уже не в том возрасте…

- Значит, не раньше завтрашнего вечера, – довольно сказал Гарри.

- Да, – ответил Снейп, уткнувшись подбородком в макушку Гарри и закрыв глаза. – В девять тебя устроит? Я оставлю дверь незапертой.

- Звучит просто превосходно, – сонно ответил Гарри. – Знаешь, было бы неплохо покопаться в пособиях по сексу для геев. Ну, чтобы убедиться, что мы ничего не упустили и не оставили Волдеморту лазейки.

- Завтра же посмотрю, – пробормотал Снейп. – Думаю, на то, чтобы удостовериться, что мы всё учли, уйдёт несколько дней.

- Я бы сказал, недель, – Гарри теснее прижался к Снейпу. – Если повезёт.

- А может, даже лет, – погружаясь в сон, прошептал Снейп.

Гарри улыбнулся. Ему понравилось, как это прозвучало.

 

Май 2003