Б/У

His Belongings

Автор: Penelope-Z 

Автор: Saint-Olga (saint-olga@yandex.ru)

Бета: Helga

Pairing: Harry/Ron

Rating: R

Жанрangst

Summary: «Кто ждет терпеливо, тот дождется; и Рон терпеливо ждет каждую из своих вещей».

Disclaimer: Все узнаваемое принадлежит J.K.Rowling. 

Если вы хотите разместить этот рассказ на своем сайте, свяжитесь, пожалуйста, предварительно со мной.

 

Кто ждет терпеливо, тот дождется; и Рон терпеливо ждет каждую из своих вещей.  

Его игрушки, потерявшие весь лоск, с облупившейся краской, раньше принадлежали Биллу или Чарли. Застиранная мантия досталась ему от Фреда, поношенные джинсы – от Джорджа, рваный свитер – от Перси; и он провел много вечеров, приводя их в порядок, и пальцы его исколоты иголкой. Поначалу одежда ощущается странно; она хранит форму чужих плеч, локтей и запястий, и чужой запах, и от чужих пальцев пятна на дешевой ткани. Даже его лицо – коллаж из заимствованных кусочков: волосы отца, глаза мамы, подбородок тети Вирджинии, скулы дяди Томаса.  

У Рона рыжие волосы, и он любит укромные местечки, прячется от назойливых взглядов в комнатушке под самой крышей, между помпезностью Перси и вульгарностью близнецов. Иногда он боится, что его жизнь всегда будет секонд-хэнд, каждый денькак жмущий узкий ботинок. Его злость похожа на Нору - темная, пыльная, в плесени, ощетинившаяся углами столов и стульев. Его горизонт сужается каждый раз, как он смотрит в окно.  

Но наступает четвертый год учебы в Хогвартсе, и однажды Рон просыпается – и прозрачные языки воды лижут его нёбо, а морской народ горланит нестройную песню прямо ему в уши. Гарри покачивается в воде, бледный, испуганный, пытаясь справиться с веревками, держащими Рона у столба. И в этот момент он понимает, что Гарри – единственное на всем белом свете, что принадлежит только ему.  

А потом – пятый год, и все меняется прежде, чем он успевает хотя бы поцеловать Гарри. Поднимаясь из библиотеки в спальню, Рон сворачивает за угол – и останавливается как вкопанный. Его руки немеют, стопка книг бухается на пол, а он делает шаг назад и бросается бежать, без оглядки, дальше, быстрее. Его руки слепо шарят в поисках чего угодно, стены или стула, чего-то, обо что можно опереться, пока не перестанут литься слезы – но не находят ничего.  

Ночью мороз  просачивается в окна Гриффиндорской башни. Рон весь покрыт мурашками; а постель Гарри пуста.  Но вместо него здесь – виденная Роном картина: колено Гарри между ног Малфоя, и руки Малфоя сомкнуты на его талии – образ вбит в его память, как гвоздь, не избавиться. И ему ничего не остается, только ждать, ждать и ждать, как всегда.  

Шестой год. Все думают, что у Рона есть шансы попасть на этот раз в квиддичную команду. В раздевалке после тренировки он с трудом отводит взгляд от Гарри, который сбрасывает  грязные ботинки.  

-         Как дела у вас с Малфоем? – спрашивает он.  

-         Никак, Рон. Я не хочу об этом говорить.  

У Гарри в голосе – напряжение, но движения плавны и легки, как у танцора. Он сдергивает с себя квиддичную мантию, переступает через штаны и трусы и поворачивается к Рону. Его тело словно светится; губы медленно двигаются, произнося беззвучную фразу. Может, «Теперь я люблю тебя». А может - «И ты пока сойдешь».  

-         Ты уже принял душ?  

Рон качает головой; он не знает, почему так трудно стало дышать.  

-         Рон?  

-         Да?  

-         Давай, раздевайся.  

Они в душе, и Рон задыхается. Воздуха нет, только вода – повсюду; вода катится по скользкой коже, вода капает с их ресниц, вода заливается в глаза, и только язык Гарри у Рона во рту сухой и шершавый, как у кошки. Он гладит тело Рона, руки скользят вниз по бедрам, пока не оказываются под коленями. Ладони Рона падают Гарри на плечи, он цепляется за пряди черных волос и забывает о том, что надо дышать.  

Кто ждет терпеливо, тот дождется. Рон ждал достаточно долго, и Гарри пришел к нему наконец. Он ощущается немного странно – хранящий форму чужих плеч, локтей и запястий. Немного поношенный, немного рваный – Рону придется провести много вечеров, приводя его в порядок, и пальцы его будут исколоты иголкой. В нем не осталось былого лоска, и краска облупилась, а кожа еще хранит чужой запах; б/у, как и все в жизни Рона.

Сентябрь 2003