Худший лучший день их жизни

The Worst Happiest Day of His Life

Автор: Amanuensis (amanuensis1@earthlink.net)

Перевод: Saint-Olga (saint-olga@yandex.ru)

Бета: Helga

Pairing: Гарри Поттер/Драко Малфой

Рейтинг: R/NC-17

Жанр: юмор

Summary: "Мы должны сделать ЧТО?!"

Disclaimer: Эта повесть основана на событиях и персонажах, созданных и принадлежащих Дж.К.Роулинг, различным издательствам, включая Bloomsbury Books, Scholastic Books, Raincoast Books и др., а также Warner Bros., Inc.

Законы об авторских правах и торговой марке соблюдены, денег я на этом не делаю.

Разрешение автора на публикацию перевода получено

Если вы хотите разместить перевод у себя на сайте, свяжитесь, пожалуйста, со мной.

 

 

- Мы должны сделать ЧТО?!

- Думаю, я понятно объяснил.

- Мы должны сделать ЧТО?!

- Малфой, прекрати повторять за мной!

- Мистер Поттер, мистер Малфой, прошу вас, успокойтесь. Документ очень старый, но этот закон никто не отменял.

- Вы ШУТИТЕ!

Дамблдор вздохнул.

- Вы сами на это напросились, господа. Боюсь, у вас нет выбора.

Два мальчика - темноволосый и светловолосый - переглянулись поверх древнего пергамента, лежавшего на столе у директора. Выражение лиц у них было абсолютно одинаковое.

- Мы должны… ПОЖЕНИТЬСЯ?!

- Закон был принят в двенадцатом веке и гласил, что применяется он только при опредёленном стечении обстоятельств, каковое, к сожалению, имеет место в вашем случае. Драко, я понимаю, что, задумав украсть плащ-невидимку, ты полагал, что это будет всего лишь шуткой, но плащ был уничтожен огнём в то время, пока находился у тебя, и это делает тебя ответственным…

- Это случайность, - запротестовал Малфой.

- Так я тебе и поверил!

- Тем не менее, Гарри, хотя мне очень грустно об этом говорить, но не стоило красть Книгу Семейных Проклятий из Запретной Секции…

- Особенно, если учесть, что Вы не в состоянии правильно произнести ни слова на Высшем Древнем Магическом диалекте, - ехидно вставил профессор Снейп, прислонившийся к стене за спиной Дамблдора.

- Прошу Вас, профессор Снейп, позвольте мне разобраться самому, - попросил директор.

Гарри умудрялся выглядеть одновременно надутым и застенчивым. Снейп выглядел как Снейп.

Дамблдор продолжил:

- Ты, Гарри, собирался поразить наследника дома Малфоев Неотвязными Кошмарами… а вместо этого сделал его Неизлечимым Евнухом.

- Я сделал его…кем? Елухом? Или олухом? - смущенно спросил Гарри.

- Евнухом, Поттер. Бесплодным. Неспособным иметь детей. Очень, очень серьёзное проклятье.

- ТЫ… Мой отец тебя УБЬЁТ, Поттер!

- Это преступление обычно карается не смертной казнью, а лишением магии.

- ДА! Так даже лучше!

- Однако то, что спровоцировало Гарри наложить это заклятье, является одним из условий, указанных в законе. Плащ-невидимка считается семейной реликвией, и уничтожение его в результате злого умысла приравнивается по тяжести к Необратимому Бесплодию. В таком случае закон предлагает домам пострадавших восстановить справедливость, соединив наследников обеих семей в законном браке.

- ДОМ? У меня нет дома! У меня даже РОДИТЕЛЕЙ нет! Хотите, чтобы Малфой на ком-нибудь женился? Пусть женится на Дадли!

Дамблдор продолжил как ни в чем не бывало:

- Таким образом проклятие распространится на наследников обоих домов, поскольку ни один из них не сможет иметь потомства, так как его супруг - евнух. В свое время этот закон очень быстро отучил магов использовать данное заклятье против враждующих домов. По крайней мере, так было до сегодняшнего дня, - жестко закончил он.

- Но мы…

- Мы не можем…

- Мы оба…

- МАЛЬЧИКИ! - хором завопили оба.

- Да. Что ж, боюсь, это ничего не меняет.

- ЧТО?!

- Закон не принимает во внимание пол наследников. Поскольку потомство больше не является целью брака, нет нужды о нём заботиться.

- Я ЭТОГО НЕ СДЕЛАЮ! - крикнул Гарри. - Он первый начал! Почему я должен… жениться… - это прозвучало как "разделывать" - на этом тощем мошеннике, заварившем всю эту кашу?

- Да ладно Вам, Поттер, - сказал Снейп, - вы вместе её заварили шесть лет назад, и до сих пор так и не смогли закончить. Ни один из вас не желал прекратить вражду. Я бы сказал, что вы друг друга заслуживаете.

- Но он же… он… - Гарри поразил всех присутствующих выбором слова, - слизеринец!

У Снейпа дёрнулся уголок рта.

- Ах, а благородные гриффиндорцы, как я понимаю, ежедневно применяют фамильные проклятья? - фыркнул Драко. - У тебя нет причин раздуваться от гордости, Поттер!

- От гордости? Это не гордость! Это тошнота! Если в эту мерзопакостную ситуацию я вляпался из-за какого-то слизеринского заговора…

- Ты? Я Малфой! Богатый, с известнейшим именем, уважаемый, к тому же абсолютно неотразимый - да как ты смеешь не радоваться открывающейся перед тобой перспективе? Это я должен испытывать отвращение при одной мысли о союзе с близоруким ничтожеством, чья единственная заслуга заключается в том, что он ухитрился оставаться в живых все эти годы! Впечатляет?

Гарри ухмыльнулся (все заметили, что у него это получилось пугающе естественно).

- По крайней мере, Малфой, тот, кто станет моим супругом, будет знать, что я всегда держу слово. Я сказал, что ты пожалеешь - и так оно и есть! Вот что значит гриффиндорская честь, Малфой! - прежде чем Драко смог вставить слово, Гарри продолжил. - И в качестве супруга я куда более удачный выбор, чем ты! Тебе-то незачем волноваться из-за бесплодия, член ходячий, поразительно, как на тебе до сих пор не висит десятка исков по установлению отцовства!

- Это враньё! Я очень благоразумен!

- Что это значит? Что ты не берёшь к себе в постель больше, чем по одному экземпляру каждого пола за раз?

- Зато я хотя бы знаю, что надо делать в брачную ночь, ДЕВСТВЕННИК!

- НЕПРАВДА! Я не девственник!

- Жаль тебя разочаровывать, Поттер, но дрочить в ванной, представляя меня - совсем не то же самое, что заниматься сексом с другими. Даже принимая во внимание мои личные достоинства.

- Я вынужден попросить вас обоих перестать плеваться на мой стол! - чаша терпения Дамблдора почти переполнилась. - Вы можете либо смириться со своей участью…

- … и решить, кто из вас будет невестой…

- Заткнись, Снейп! - крикнули оба мальчика и Дамблдор вместе с ними.

- …либо вас обоих пожизненно лишат магии, обрекая на существование - простите за употребление такого слова - сквибов в мире магов. Третьего не дано.

Оба стояли, ловя ртами воздух, свирепо взирая друг на друга, воздух в комнате едва не искрил от пыла их ненависти, и Дамблдор в очередной раз порадовался, что забрал у Поттера и Малфоя палочки, как только они переступили порог кабинета.

- Что ж, - выплюнул, наконец, Драко, - ты говорил о чести Гриффиндора, Поттер - а я покажу тебе честь Малфоев. Я… это… СДЕЛАЮ. Я сделаю то, что моя честь…

- Честь, чтоб я сдох!

- … что моя честь мне велит. Хотя это мне противно до глубины души.

- О, что за монолог! Браво, Малфой! Вызвать тебя на бис?

- Нет, Поттер, лучше я тебя УБЬЮ!

- Давай, ты, девчонка! Раз тебе так приспичило поддерживать честь семьи - ТЫ будешь в платье!

- Я не надену белое платье ни при каких обстоятельствах, придурок!

- А кто что-то говорил о БЕЛОМ, шлюха?!

- ААААААРРРРРРРР! - взревел Драко, бросаясь через стол на Гарри.

- Мистер Малфой! Мистер Поттер, прошу вас! - закричал Дамблдор, а Снейп ретировался подальше от поля боя. - Прекра… ЭЙ! ФОУКС!

- После этого им понадобится его помощь, - пробормотал Снейп из-за шкафчика с Думоотводом, морщась при звуках ударов.

В конечном счёте платья не надевал никто: ни белого, ни любого другого. Вообще ничего белого. Предложенные в порядке компромисса белые парадные мантии и белые плащи поверх тёмных костюмов или белые смокинги были яростно отвергнуты будущими супругами.

Оба оделись во всё черное, что соответствовало их настроению.

Свадьба состоялась в имении Малфоев. Отвертеться от этого было невозможно: у наследника Малфоев не было выбора, а Гарри было меньше чем нечего предложить взамен в качестве места, где состоится Роковое Событие. Он мог пригласить всех, кого хотел, - это значило, что он под угрозой смерти запретил всем своим друзьям приближаться к имению, однако Гермиона настояла на том, что он не может позволить всем этим малфоевским гостям думать, будто он никому не нужен, а тем более - позволить Драко считать, что он боится. Он ответил: "Хорошо, делай как знаешь."

В результате он произносил: "А у меня есть выбор? Придётся согласиться…" перед домом Гриффиндор в почти полном сборе, всем преподавательским составом Хогвартса и парой сотен родственников и знакомых Малфоев.

У Дамблдора - которого они заставили проводить церемонию, заявив, что раз он втянул их в это, так пусть сам и отдувается, черт возьми - возникли трудности с традиционной формулой:

- Да будет союз сих двух магов долгим… ну, тут им деваться некуда… и радостным… ну, пусть хоть до убийства не дойдёт… и благословенно будь их потомст… чёрт, забудьте. Можете поце… - Он окончательно замолчал и потёр виски. - Я старый человек и не должен был ввязываться в подобное. Вы женаты.

Люциус Малфой провёл весь вечер, напиваясь до положения риз и бормоча под нос:

- Мальчик-Который-Выжил. Не Девочка, не-ет, не Девочка. Мальчик. Господи помилуй…

Нарцисса Малфой, наоборот, была душой вечера. Она с изяществом и радушием принимала всех гостей, согласилась не ставить на верхушку торта ничего, кроме простых сахарных роз, и сказала Гарри, что он очень хорош в своём костюме. Гарри даже сумел поблагодарить её за всё, что она делает.

И тогда она сама же всё и разрушила, сказав:

- Не за что, Гарри. Ты же теперь наш зять.

Представители Слизерина вели себя подозрительно тихо. Драко предупредил их, что Крэббу и Гойлу велено сотворить нечто совершенно неописуемое с первым же, кто хотя бы заикнется о чем-либо имеющем самое отдалённое отношение к браку, сексу, спальне, детям, медовому месяцу, домашнему уюту, домашнему насилию, семейным проклятиям, семейным праздникам, семье вообще, а также будет производить со столовыми приборами манипуляции, не имеющие прямого отношения к приёму пищи. Крэбб и Гойл к тому времени стали мастерами Вечнозапорного проклятия, контрзаклинания к которому не существовало, так что слизеринцы были паиньками.

Не все свадебные обычаи магов и магглов совпадали. Гарри и Драко не пришлось танцевать и кормить друг друга тортом. Что радовало, несмотря на то, как сильно каждый хотел вмазать этим тортом другому в лицо. Питьё из одного бокала тоже не стало проблемой: им даже не надо было для этого находиться рядом. Единственная заминка возникла, когда выбирали очерёдность: оба подозревали, что тот, кто будет первым, плюнет в бокал. В конце концов Сириус пригрозил, что покусает крестника, если тот не станет себя вести как следует, и сотворил на бокал очищающее заклинание перед тем как передать его Гарри.

Самый жаркий спор, угрожавший перейти в открытое сражение, разгорелся вокруг букета. Гермиона настаивала на соблюдении этой традиции - Гарри знал почему - все видели, как она поглядывает на Рона - и большая часть гостей неожиданно поддержала её. Ни Гарри, ни Драко сдаваться не собирались; если они и соглашались прикоснуться к букету, так только для того, чтобы засунуть его другому в глотку. Когда стало ясно, что вот-вот состоится четвертый за знаменательный день обмен хуками (и, по всей видимости, придётся в четвёртый раз творить Окулюс Репаро), Снейп решил вопрос, сцапав букет со стола и покинув зал, при этом бормоча что-то насчет "использовать лепестки чайной розы и остролист, когда ему понадобится Эликсир Смерти от Шоколада". Люпин даже не стал считать до трёх, прежде чем последовать за ним.

Когда Джордж загнал Нарциссу в угол и принялся выпытывать, когда начнётся караоке (Нарцисса смертельно побледнела, если вообще возможно было стать ещё бледнее), Гарри решил, что больше не вынесет этот фарс. К несчастью, деваться ему было некуда. Почти. Оставалось, правда, одно место…

Но Драко тоже должен был быть там.

- На кровати буду спать я.

- Нет, я.

- Я. Я не буду спать на этом узком коротком диванообразном...

- Это называется кушетка, кретин необразованный.

Гарри сверкнул глазами:

- Что-о? Превосходно. Я буду спать на кушетке. Она слишком узкая, чтобы ты мог ко мне присоседиться ночью, а это, я боюсь, обязательно произойдет, спи я в кровати!

- ЧТО ты сказал?

- Ты меня слышал, Малфой. Я проснусь от того, что ты сосёшь мне, раньше, чем увижу свой еженощный сон о том, как я тебя душу!

- Не могу поверить! Ты думаешь, что я могу хотеть ТЕБЯ?

- Да хватит уже! Я уверен, что именно ты заварил всю эту кашу. Откуда у Дамблдора этот документ, а? Подсунул ему под дверь наутро после того, как я тебя проклял, так, Малфой?

- Я? Думаешь, я сделал это, чтобы заполучить ТЕБЯ?!

- Ты меня не "заполучил", Малфой!

- Это уже слишком. Я бы не захотел тебя, хоть бы ты весь был намазан мёдом, а я был стаей мух!

- Я всегда знал, что у тебя дикие фантазии, извращенец! Веревки, цепи, наручники? Или что-нибудь ещё?

- ТЕБЯ В МОИХ ФАНТАЗИЯХ НЕ БЫЛО!

- Зато в твоей СПАЛЬНЕ - есть. И меня от тебя тошнит.

Драко схватил его за плечи и впечатал в стену.

- Я НЕ ПЛАНИРОВАЛ ЭТОГО, УБЛЮДОК! Я тебя не хочу! И никогда не хотел! Ты маленький ханжа с метлой в заднице, который не узнает секс, даже если он сам прибежит к нему, покрытый взбитыми сливками и с вишенкой сверху, и нет, это не одна из моих фантазий о тебе, придурок!

- То, что я, в отличие от тебя, не перетрахал в Хогвартсе всё, что шевелится…

- Что ты хочешь сказать?

- Я хочу сказать, что слышал о том, что Миссис Норрис и Сортировочная Шляпа уже начали нервничать, потому что кроме них, не осталось НИКОГО!

- Но ТЕБЯ-то я не трахал, Поттер! Что, надоело быть единственным и неповторимым? Да ты даже не представляешь, что со мной делать, если бы тебе выпала такая возможность!

- Да пошёл ты!

На лице Драко появилась злорадная ухмылка:

- Ага, вот оно! Гарри Поттер, Гордость Гриффиндора, скрывает, что умеет обращаться только с метлой да с волшебной палочкой, и на этом все фаллические символы для него заканчиваются!

- НУ ВСЁ, ДОВОЛЬНО! Гарри вырвался из хватки Драко и изо всех сил толкнул его. Драко рухнул на пол, от серьёзного сотрясения мозга его спас толстый персидский ковер - хотя его голова все равно ударилась об пол с громким стуком - а Гарри бухнулся на него сверху.

- ЕСЛИ бы я хотел тебя, у тебя не осталось бы мозгов после того, как я с тобой разобрался!

- Слезь с меня, Поттер!

- Если бы я хоть вот на столечко интересовался тобой, ты уже стонал бы моё имя так громко, что заглушил бы караоке!

- НЕ БУДЕТ НИКАКОГО КАРАОКЕ, ТЫ, БОЛВАН НЕОТЁСАННЫЙ!

- ОТЛИЧНО! УЖ ТОГДА ОНИ ТЕБЯ ТОЧНО УСЛЫШАТ!

Гарри прижался губами ко рту Драко с такой силой, будто собирался задушить его таким способом и в рекордно короткие сроки стать вдовцом. Драко, видимо, именно так и подумал, потому что издал панический звук:

- ММММФФФФФФ!

Он открыл рот, чтобы укусить Гарри, но тот немедленно засунул язык так далеко ему в глотку, что Драко поперхнулся, и закрыть рот было уже совершенно невозможно. Он булькнул от ярости и шока, а также в качестве предупреждения, что его вот-вот стошнит.

Когда Гарри оторвался от него, инстинкт самосохранения подсказал ему убраться как можно дальше, чтобы Драко до него не дотянулся - и правильно: как только Драко освободился, он рванулся вперёд, и его зубы клацнули перед самым носом Гарри, так громко, что ему самому должно было быть больно.

- Если ты ещё хоть раз…

Снова эта ухмылка, пугающе естественная на лице Поттера:

- Испугался, Малфой?

- Размечт… - он оборвал себя на полуслове. - Я прикончу тебя! Плевать, что придется хоронить тебя в фамильном склепе Малфоев, оно того стоит!

- Если я и сдохну, - Гарри снова резко прижал его к ковру, опять раздался стук, когда голова Драко ударилась о пол, - то не девственником!

- Черт, я знал, я… - ММФ!

Драко, чьи губы были расплющены между их зубами с такой силой, как будто превратились в кашу, не стал на этот раз кусаться и лягнул. Он не знал, куда попал (хотя, судя по дальнейшим событиям, не в пах), но Гарри взвыл от боли и хватку ослабил. Драко воспользовался этим, высвободил руки и спихнул его с себя.

Он сплюнул.

- Так значит, ты всё-таки берёг себя для меня, Поттер! - прорычал он, вскакивая. - О, как это МИЛО! Наверное, стоит принести тебя в жертву какому-нибудь демону, прямо здесь, на кровати! И, кстати, так я и сделаю! Я принесу тебя в жертву демону по имени Драко Малфой, и единственное оружие, которое мне понадобится - то, что было дано мне при рождении!

Гарри стер кровь с губы и тоже поднялся, на лице хищная ярость, черные волосы взъерошены и торчат во все стороны, пальцы скрючены. Драко должен был признать, что выглядит он в точности как вампиры из его фантазий.

- Я тебе гонор пообломаю, ублюдок выпендрежный! - сказал Гарри.

- Хотел бы я на это посмотреть!

Гарри бросился в наступление.

Драко не дремал. Гарри врезался в него, схватил за плечи, а Драко развернулся, так что они по инерции прошли несколько шагов и рухнули на кровать - как Гарри и хотел, но только упали они боком, рядом друг с другом, крича, как мастера кун-фу, когда пытаются запугать противника, чтобы тот сдался.

Драко перекатился на Гарри, Гарри, не отпуская его, воспользовался законом инерции, чтобы перекатиться еще раз, теперь сверху был он, но Драко рванулся, заставив их еще раз перевернуться, кровать закончилась, и оба с воплем рухнули на пол, и Гарри опять оказался сверху, но Драко это не устраивало, он снова перевернул себя и Гарри, и так они кружились, каждый раз поворачиваясь на 180 градусов, пока Гарри, наконец, не заорал:

- Хватит пытаться забраться на меня, черт возьми!

- Что… нет! ТЫ ПЕРВЫЙ!

- Обойдёшься, девчонка!

- Я девчонка? Я ДЕВЧОНКА?!

- А кто же еще? - крикнул Гарри, одной рукой держа Драко за горло, другой пытаясь расстегнуть его брюки. - Я тебя так затрахаю, что ты неделю ходить не сможешь, а как придёшь в себя, станешь на коленях умолять, чтобы я повторил!

- Так я и поверил! - Драко немедленно потянулся к ширинке Гарри. - Это я тебя распечатаю, как бутылочку!

Он стянул с Гарри штаны. Поскольку это входило в их планы, борьба на время прекратилась - пока оба не были наполовину раздеты. Затем Гарри снова ухватил Драко за горло и попытался коленом раздвинуть ноги слизеринца. Драко ответил ударом, сбившим с Гарри очки, и вцепился ему в волосы. Тут Гарри с воплем вынужден был отступить.

- Посмотрим, кто тут девчонка! - ликовал Драко, забравшись на Гарри сверху и разрывая на нем рубашку. Единственное, чем тот мог ответить - сделать то же с рубашкой Драко.

- Подожди, я еще расскажу ВСЕМ, что Гарри Поттер был девственником в брачную ночь! И умолял меня быть с ним поласковей! - задыхался от смеха Драко, сама мысль заводила его до безумия. Он стянул рубашку с плеч Гарри, так, чтобы она крепко спутала его руки за спиной. Не в состоянии освободиться, морщась от того, что Драко, видимо, очень нравилось рвать его волосы, Гарри осознал, что попал в затруднительное положение.

Он посмотрел на Драко:

- Будь со мной грубым.

От неожиданности Драко заморгал:

- Что?

Гарри облизнул губы:

- Не будь ласковым. Будь грубым. Вытри об меня ноги, как о тряпку, Драко…

На лице Драко медленно проступила усмешка, его хватка ослабла…

… и с диким воплем Гарри лбом стукнул Драко в лицо - так, что тот отлетел на спину, отпустив его рубашку, и мгновенно уже Гарри оказался сверху:

- ХА! Слюнки потекли, гнида?

На какой-то миг от боли потемнело в глазах, но Драко не сдавался. Он забарахтался, пытаясь выбраться из-под Гарри, вернуть преимущество. Он вертелся, молотил по всем частям тела Гарри, до которых мог дотянуться, а Гарри отвечал тем же; оба боролись, кусались и выли, стремясь оказаться тем, кто будет трахать другого до посинения.

Раздражение кожи от ковра обоим было обеспечено.

- Черт - тебя - побери - Драко… - прохрипел Гарри, несмотря на мёртвую хватку Драко на его горле. - Срань господня… - он вывернулся из рук Малфоя. - Я отымею тебя как сучку ещё до полуночи!

- Ты был моей сучкой с того дня, когда впервые меня увидел, Поттер! И не пытайся сейчас что-то поменять!

Они стояли на коленях, лицом друг к другу, в боевой позиции перед следующим раундом, тяжело дыша.

- Согласись по-хорошему, и тебе понравится, - сказал Драко с безумной улыбкой.

- Это тебе понравится, Малфой. Я так тебе вставлю, что мой член у тебя изо рта вылезет, и ты все равно будешь просить ещё!

- Знаешь, что тебя остановит? - сказал Драко, на его лице возникло выражение внезапного озарения. - Я буду плакать. Если ты засунешь в меня свою сосиску…

- Да ты от одной мысли об этом ОБЛИЗЫВАЕШЬСЯ, шалава!

- … то я буду плакать. Я буду всхлипывать: "Нет, Гарри, пожалуйста, не надо!", и ты сдуешься быстрее, чем от удара по яйцам! И тогда посмотрим, кто тут главный!

Улыбка, расползшаяся по лицу Гарри, заставила даже Драко замолчать.

- Ты же не знаешь! Ты не знаешь, что случилось в Хогвартсе в самый первый день! Сортировочная Шляпа хотела засунуть меня в Слизерин, Малфой.

- Тебя?

- Да. Ты думаешь, у меня кишка тонка для такого, да? Обещаю, Малфой, когда ты начнешь плакать, я сделаю все, чтобы ты не останавливался.

- Ах ты сука! Я ни единому слову твоему не верю. От тебя воняет Гриффиндором, как будто ты ходишь в старых трусах Годрика!

- Тогда ложись и начинай скулить, Малфой. Увидим.

- Ну нет. Я буду внизу, только если ты возьмёшь меня силой. А это не сделает меня твоей сучкой!

- Аналогично.

Они уставились друг на друга, тяжело дыша, по-прежнему готовые в любой момент напасть друг на друга.

- Вот что, - Драко улыбнулся, презрительно прищурившись. - Я придумал. В тумбочке бутылка любриканта. Кто первый попросит пощады - тот девчонка!

У Гарри было совершенно безумное выражение лица.

- Ты шутишь!

Рыча и царапаясь, словно два тигра, они набросились друг на друга.

- Ааааррррррр, - ну же, Малфой, скажи!

- Ни за чтооооо…

- Я в тебе на ДВЕ ТРЕТИ, Малфой, мне самому больно, чёрт возьми! Скажи!

- Ни заааааа чтоооооооо…..!!!

- Боже, почему мы не с этого начали?

- Заткнись и соси! О боже, да, ЗДЕСЬ!

- Ты меня УКУСИЛ!

- Тебе ПОНРАВИЛОСЬ!

- Не твоё дело, сука!

- О боже…

- О да, Гарри…

- О боже!

- Согласись, Гарри, у меня больше!

- Надень мои очки, яйцеголовый… только не останавливайся…

- Разве я позволил тебе кончать? Ну-ка, принеси мой ремень! В ЗУБАХ, сука!… Разве я разрешил тебе вставать? НА ЧЕТВЕРЕНЬКАХ!.. А теперь подставляй задницу!

- О, да, боже, да! Я был плохим ловцом, да…

- Произнеси мое имя, шлюха! Произнеси мое имя!

- Поттер, я своего имени не помню уже. О, чёрт, чёрт, чёрт, не останавливайся!..

- Все, Гарри, все, ты выиграл. Я сучка. Согласен. Остановись, пожалуйста, я тебя умоляю!

- Хрен тебе! Ты меня шесть раз отымел, а я тебя только четыре. Я ТЕБЕ ПОКАЖУ, КТО ТУТ СУЧКА! Еще ТРИ раза!

- ОбожемилостивыйубейтеменяСЕЙЧАС!

- Заткнись и поцелуй меня, шалава!

Нарцисса, прикусив губу, вынула палочку и сотворила отрезвляющее заклинание на мужа, который сидел, уронив лицо в ладони, и пытаясь не обращать внимания на приглушенные звуки, доносившиеся сверху. Люциус поморгал, чувствуя, как проходит чувство опьянения.

Его жена опустилась перед ним на колени и страстно поцеловала, держа его руку в своей.

- Они очень… воодушевляют, не правда ли? - выдохнула она.

Он вытаращился на нее.

И они бросились в спальню.

На следующее утро под дверью спальни наследника Малфоев домовые разыгрывали в "камень-ножницы-бумага", кто пойдет звать новобрачных к завтраку.

- О боже.

- Ммм… Поттер?

- О боже. Посмотри вокруг. Та ваза… случайно, не семейная реликвия?

- Нет, это дешёвое дерьмо, подарок матери от Лестрангов.

- А зеркало?

- Забей... Я на тебе женат до конца своих дней; семь лет невезения по сравнению с этим - ничто.

- А большая фарфоровая штука для заварки чая?

- МЫ РАЗБИЛИ САМОВАР? О, ЧЁРТ, мы выпустили полтергейста!

- Драко, полтергейст не в состоянии устроить и половины того разгрома, который сотворили мы… о боже…

- Ты прав. К черту всё. - Он схватил Гарри за подбородок и крепко его поцеловал. Гарри ответил тем же.

Остановившись, они уставились друг на друга. Тишина звенела в ушах.

- Слушай, Малфой… - начал Гарри.

Драко помотал головой:

- Ты должен перестать меня так называть, - сказал он, для убедительности снова его поцеловав. - Ты теперь тоже Малфой.

Гарри рванулся прочь:

- Ни за что!

Драко вскинул брови и свирепо сверкнул глазами:

- Думаешь, я стану представляться как Драко Поттер? Ни в коем случае!

- Я. Не. МАЛФОЙ!

- Да-а? Посмотрим, что ты скажешь, когда наш семейный полтергейст залезет тебе в задницу!

- После вчерашней ночи для меня в этом не будет ничего нового! А он умеет делать языком то, что делал ты?

- Кто бы говорил! С каких пор ты перешел на высокопротеиновую диету с моим вкусом, а, Гарри Малфой?

- ХВАТИТ!

Оставшиеся два домовика, разыгрывавшие под дверью последний кон, в ужасе испарились, когда изнутри в дверь что-то шмякнулось, и раздались яростные завывания.

Которые две минуты спустя превратились в стоны наслаждения.

В скором времени из спальни наследника было вынесено всё бьющееся и ломающееся, и раз и навсегда было оговорено, что впредь ничего подобного туда помещать не станут до тех пор, пока живы наследник и его супруг.

Хотя даже после того как они отпраздновали пятнадцатую годовщину свадьбы, звуки от врезающихся в стены по ночам тяжёлых предметов говорили лишь о том, что утром за завтраком эти двое будут взирать друг на друга с одинаково удовлетворенным и счастливым видом.

 

Июнь 2003